?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

...

Чтобы мы слушались голоса критиков в своей голове, должны выполняться два условия – первое – этот голос там должен быть и второе – у нас должно быть основание ему верить. Недавно была очень долгая и интересная работа, масса всякого вкусного, но совершенно неожиданно для меня вылезла потрясающая вещь. Один из вариантов работы с голосами при проработке травмы.

У каждого из нас голосов предостаточно. Без них никак. Кому ты нужна, ничего не получится, что ты возомнила – короче, перечислять долго и скучно, сами знаете. А вот одним из основных оснований тому, чтобы им верить – как раз и является травма. Родители мадам Н. развелись, когда ей было 5 лет. В итоге – ненависть к матери, которая выгнала отца и держала девочку в черном теле, тяга к отцу – а от сюда и к мужчинам вообще, пытаясь воссоздавая одну и ту же травматическую ситуацию, решить ее на этот раз «правильно» - что, разумеется, в принципе не решается, поскольку партнер изначально выбирается нерешаемый (то есть подсознательная задача в данном случае было доказать уходящему пратнеру, как я хороша, чтобы он меня не оставлял – для решения такой задачи партнер выбирается Обязательно Уходящий – и задачка в принципе не решается). Ну и так далее. Но главное – разумеется, во всем этом она винила себя и разумеется у нее был повод слушаться голосов критиков (ведь она так отвратительна, что из-за нее развелись родители) и пытаться доказать другим свое совершенство (ведь она-то точно знает, что отвратительна, но если ей удастся это спрятать – может, на сей раз все обойдется?)

Проработка травмы, помимо прочего, дает понимание реальной ситуации. И история в ее сознании – я отвратительна, из-за меня развелись родители, отец ушел, потому что я была ему противна и ни на что не годилась, а мама издевалась надо мной и предала меня – меняется на следующее в свете восстановления и пересмотра реальных событий – мои родители были вместе только из-за меня, я была таким замечателным ребенком и они так хотели, чтобы я была счастлива, что мучались живя друг с другом, пока я не подросла хотябы до 5 лет, они старались максимально смягчить для меня свой развод и потому отец, хоть ему и было невыносимо больно от этого, больше никогда не виделся со мной – потому что после его визитов я всегда рыдала и приходилось вызывать скорую, мама боялась, что я могу умереть, а потом мама пыталась научить меня, что не все в жизни так просто и надо внимательнее относится к людям вокруг и (разумеется, сама обжегшись) – не доверять мужчинам. Да, они не идеальные люди и да, они все сделали криво, а призма детского восприятия исказила ситуацию еще больше – но это теперь история, а сила подросшей девочки в том, чтобы пересмотреть ситуацию.

Глобально история «я недостойна, меня бросили и предали, от меня всегда все уходят и отворачиваются» через стадию «я прекрасна и для меня люди делают так много – они приходят и остаются в моей жизни» пришла к тому, что раз бросания и предательства не было – значит, ей не нужно никому ничего доказывать – ее любят и принимают и так. Или не любят и принимают. И теперь вот она может сказать всем этим голосам – заткнитесь. У нее больше нет основания им верить.

И да – возможно «правильное» разрешение – только оно не в том, чтобы заставить, убедить, сманипулировать неподходяшего партнера с ней остаться – а чтобы изначально выбрать подходящего, и там все это эго-изврашения не нужны – там она такая, какая есть. Ведь когда мы с «нашими» людьми – на самом деле очень мало, что можно сделать, чтобы реально их оттолкнуть... Как, впрочем, мало что можно сделать, чтобы удержать «чужих».

Tags: