Про любимые проекции

Почему в самый важный момент все валится из рук, почему когда мы опаздываем на дорогу вылезают все тормоза мира, почему... ну, сами знаете, как оно бывает )

Должна признаться, проекция – мой самый любимый защитный механизм. Он наиболее продуктивный, искренний, содержит максимум информаии о нашей теневой стороне – о той самой подавленной части личности, куда вытеснялись в свое время все как солнечные так и дождливые наши особенности.

Долго утомлять не буду, просто напомню – эмоциональная реакция на других – это всегда резонанс с чем-то внутри нас – с нашей тенью. Если нас что-то восхищает в человеке – значит, эта черта в полной мере присуща нам (просто мы об этом еще не очень хорошо знаем), если что-то раздражает – опять наше все. Другие люди – просто чертовски точно настроенные зеркала.

«Меня бесят воображалы!» Стоп, чего это он именя так бесят то? Это только в геометрии прямая – самый короткий путь. Сказать я – воображала или я – жадина бывает не просто. А вот посетовать приятелю – слушай, этот П. – такая жадина невероятная! – гораздо легче. Ну и следующий шаг – раз так задело – значит. Ищу у себя.

Простите, отвлеклась. Так вот – я помню в детстве перед большим приемом гостей старалась маме на глаз не попадаться. Все не так, времени нет, из рук все валится – и уж конечно я, маленькая, постоянно под ногами, мешаю и все путаю. И почему вот в обычные дни все нормально – а вот чем важнее событие в маминой жизни – тем больше я просто назло из штанишек вылезаю, чтобы ей все испортить!

Это жизнь и я не обращала внимания. Ну, просто так есть. Так во многих семьях, да и сама я по себе знаю – стоит только задумать что-нибудь великое – муж с детьми тут же на тайный совет как бы мне все понадежнее испортить.
Вы будете смеяться, но это – работа той же самой проекции, что и с тормозами на дороге. Здесь два момента основных.

Первое – вот приходят ко мне Важные Гости. Моя цель какая – думаете, усадить и угостить? Фиглиш вам! Моя Главная Цель – показать им, какая я прекрасная хозяйка и изящная женщина (а то вдруг им не понравится, они дружить со мной не будут. Да еще и другим расскажут – и вот уже никому я не нужна, никто меня не любит). Моя главная цель – показать, какая я радушная хозяйка, умелая кулинарка, заботливая подруга (получить аппрувал на самом деле – разница лишь в степени осознания). И фокусируюсь я тогда именно на цели – на том, чтобы им понравилось! А не на мясе, которое режу – и легко порезаться. И не на приборах, которые раскладываю – и они постоянно из рук летят. Это первое.

Второе – ситуация достаточно стрессовая и я себя сужу и осуждаю, разумеется, если впадаю в этот стрес – не уверна в том, что хорошо получится, завишу от чужого мнения... и все те матерные слова, которые я говорю подсознательно себе в какой-то момент переполняют чашу и достаются окружающим. Я что на себя орать то буду, когда под рукой родственники и прогноз погоды!

То же происходит и при опоздании – вместо того, чтобы принять себя – ну, вышла позже, и что? Я понимаю, что опаздываю, чем вызову неудовольство. Значит я такая идиотка, что не смогла расчитать время и выйти пораньше, и что я за дура такая, что... Что я делаю? Правильно, ору в окошко – ну что ты тормозишь, козел! Я проецирую на него свое неудовольство собой.

А подумала я об этом совершенно неожиданно услышав сегодня от знакомого на рассказ о том, что последнее время люди просто издеваются надо мной – «ты слишком строга к себе. Признайся, что тебе тяжело, не надо Жанну д’Арк из себя корчить. Ситуация стрессовая и ты существуешь в режиме выживания – просто признай это и перестань от себя слишком многого требовать.»

И надумала я все, что вам тут написала. Да, я действительно слишком строго себя сужу. И, защищаясь, моему организму остается только проецировать это на окружающих. И поехали мы с ребенком на музыку, а его учитель фортепиано встретил нас накрытыми на красивых тарелочках пирожными из французской булочной. И черт с ней, с фигурой – заслужила ))

...

Чтобы мы слушались голоса критиков в своей голове, должны выполняться два условия – первое – этот голос там должен быть и второе – у нас должно быть основание ему верить. Недавно была очень долгая и интересная работа, масса всякого вкусного, но совершенно неожиданно для меня вылезла потрясающая вещь. Один из вариантов работы с голосами при проработке травмы.

У каждого из нас голосов предостаточно. Без них никак. Кому ты нужна, ничего не получится, что ты возомнила – короче, перечислять долго и скучно, сами знаете. А вот одним из основных оснований тому, чтобы им верить – как раз и является травма. Родители мадам Н. развелись, когда ей было 5 лет. В итоге – ненависть к матери, которая выгнала отца и держала девочку в черном теле, тяга к отцу – а от сюда и к мужчинам вообще, пытаясь воссоздавая одну и ту же травматическую ситуацию, решить ее на этот раз «правильно» - что, разумеется, в принципе не решается, поскольку партнер изначально выбирается нерешаемый (то есть подсознательная задача в данном случае было доказать уходящему пратнеру, как я хороша, чтобы он меня не оставлял – для решения такой задачи партнер выбирается Обязательно Уходящий – и задачка в принципе не решается). Ну и так далее. Но главное – разумеется, во всем этом она винила себя и разумеется у нее был повод слушаться голосов критиков (ведь она так отвратительна, что из-за нее развелись родители) и пытаться доказать другим свое совершенство (ведь она-то точно знает, что отвратительна, но если ей удастся это спрятать – может, на сей раз все обойдется?)

Проработка травмы, помимо прочего, дает понимание реальной ситуации. И история в ее сознании – я отвратительна, из-за меня развелись родители, отец ушел, потому что я была ему противна и ни на что не годилась, а мама издевалась надо мной и предала меня – меняется на следующее в свете восстановления и пересмотра реальных событий – мои родители были вместе только из-за меня, я была таким замечателным ребенком и они так хотели, чтобы я была счастлива, что мучались живя друг с другом, пока я не подросла хотябы до 5 лет, они старались максимально смягчить для меня свой развод и потому отец, хоть ему и было невыносимо больно от этого, больше никогда не виделся со мной – потому что после его визитов я всегда рыдала и приходилось вызывать скорую, мама боялась, что я могу умереть, а потом мама пыталась научить меня, что не все в жизни так просто и надо внимательнее относится к людям вокруг и (разумеется, сама обжегшись) – не доверять мужчинам. Да, они не идеальные люди и да, они все сделали криво, а призма детского восприятия исказила ситуацию еще больше – но это теперь история, а сила подросшей девочки в том, чтобы пересмотреть ситуацию.

Глобально история «я недостойна, меня бросили и предали, от меня всегда все уходят и отворачиваются» через стадию «я прекрасна и для меня люди делают так много – они приходят и остаются в моей жизни» пришла к тому, что раз бросания и предательства не было – значит, ей не нужно никому ничего доказывать – ее любят и принимают и так. Или не любят и принимают. И теперь вот она может сказать всем этим голосам – заткнитесь. У нее больше нет основания им верить.

И да – возможно «правильное» разрешение – только оно не в том, чтобы заставить, убедить, сманипулировать неподходяшего партнера с ней остаться – а чтобы изначально выбрать подходящего, и там все это эго-изврашения не нужны – там она такая, какая есть. Ведь когда мы с «нашими» людьми – на самом деле очень мало, что можно сделать, чтобы реально их оттолкнуть... Как, впрочем, мало что можно сделать, чтобы удержать «чужих».

Фантазии на тему сказки Рапунцель (юнгенианский вариант)

Те, кто давно меня знает, в курсе, что я очень люблю яркие картинки – а соответственно питаю объяснимую слабость к архетипам в мифах и сказках.

Новая любимица – сказка о Рапунцель, которую я всегда как-то игнорировала, пока не столкнулась с интерпретацией Юнга. Сказки в Юнговской интрепретации это вообще отдельное удовольствие, конечно. Но здесь я не буду излагать его текст – позволю себе пофантазировать на тему.

Итак, в центре сегодняшнего описания будет стоять у нас девочка. По сему мы опускаем причины, по которым родители отдали ее ведьме – причины были и важные – главное, что вместо любящих мамы и папы реальности девочка росла в защищенном мире фантазий башни старой ведьмы.

Собственно, классическое описание – когда ребенок не может справиться с реальностью – и не нужна для этого, повторюсь, глобальная травма, как то инцест, смерть близких или развод и так далее – достаточно бытовых плохих учителей, родителей, который излишне пекуться о том, что скажут соседи, или вреднющей старшей сестры, маминой любимицы, собственно, все мы в большей или меньшей степени в лпределенном возрасте создавали свои миры, просто тут, как и везде, «важен не яд, а пропорции».

Так вот – Рапунцельв положенный срок из мира своих фантазий выбраться не смогла – и вот уже вполне себе созревшая мамзель продолжает жить в башне своих фантазий, слушая злую ведьму (только я о тебе забочусь, там, снаружи ты погибнешь, тебя сожрут дикие звери, ты никому не нужна, кроме меня – ну, у всех у нас свои внутренние критики-воспитатели-тюремщики).

И вот он появляется Принц. Он реален – он ИЗ реальности. То есть это такой некий внешний элемент-раздражитель, привлеченный волшебным голосом (и только!!!) – Рапунцель, попадаясь на его уловку САМА сбрасывает свои косы и поднимает его наверх. Но и потом, когда она уже знает, что это он – она САМА сбрасывает косы и САМА его поднимает. И поет. И все она делает сама. А он приходит по ночам и прячется от ведьмы. (От тут попахивает адьюльтером с женатым мужчиной, но это для другой интерпретации – хотя на заметку можете взять, что таки да – принц – это романтические отношения, которые в итоге никуда не ведут – их задача только столкнуть девушку с башни, и принц не хочет играть с девочкой в ее фантазии, удовлетворять ее фантазийные потребности и вообще иметь дело с ее фантазиями и ожиданиями – он избегает ведьмы.)

Принц- ее единственная связь с реальностью. Тут можно было бы упомянуть, что это – первая любовь – первые чувства, но к сожалению порой требуется неколько десятков таких принцев, и то без толку... Как бы то ни было – еще на одну заметку – сильная привязанность к отношениям, несмотря на их очевидную бесперспективность, и страх, что это лучшее и больше никогда ничего не будет – по всей видимости можно отнести на счет того, что пока девушка сидит в башне – там действительно принцев не много, и если этот уйдет, то другого не будет, ну или так кажется... Из башни фантазии.

Теоретически, они так могут и наслаждаться своими маленькими приключениями (которые строятся и держатся исключительно на пристрастии принца к голосу Рапунцель и на ее собственной активности по выбрасыванию своих волос и втаскиванию принца на свою территорию – то есть с одной стороны она единственная проявляет активность в этой ситуации, с другой – оно и понятно, поскольку она действует на территории своих фантазий и только она может там что-то вообще делать).

Но вот что принц таки делает для нее хорошего – таки приносит каждый раз кусочек шелка, их которых при желании Рапунцель может соткать лестницу, чтобы спуститься из башни своих фантазий на землю реальности. Он дает ей в руки кусочки реальности, из который при желании и умении она сможет построить сравнительно безболезненный переход из мира своих фантазий в мир внешней реальности.

Дальше возможны варианты – в зависимости от желания, проработанности и жизненного пути героини. В сказке она «проговаривается» и внешняя система, долгие годы обеспечивающая ее безопасность – сама же вышвыривает ее на улицу. Я предполагаю, что при известной осторожности она могла бы доплести свою лестницу и спуститсья по ней, или сама разрушить башню – вот тут опять либо убив, либо подружившись с ведьмой. Это все длинно, если расписывать, но идея понятна.

Ну и в реальности прекрасная Рапунцель выживает – но тут у каждого своя сказка, и вовсе не обязательно перебиваться с ягод на коренья, главное – что она может жить БЕЗ системы безопасности. Без гнобежа внутреннего критика-ведьмы и без защитных механизмов фантазий.

Насчет Принца... Он ее находит по голосу – то есть ему таки от нее ничего больше не надо – пока она своими слезами – скажем, вниманием и любовью, - не исцеляет ему глаза (или не промывает мозги).

Мне вот кажется, что Принц, забирающийся в башню - тут выполняет определенную функцию, назовем его Принц номер 1, а вот в реальности уже шарится много принцев, и с Принцем номер два – который увидет ее не в башне фантазий, и главное – которого она увидит рядом с собой, а не из своих облаков – у нее получится шанс построить отношения на равных.

Сказка на самом деле невероятно объемная – и по отдельности можно рассматривать и линию рдителей, и линию Принца, и важность желаний, и так далее... Напоследок же чтобы завершить сегодняшний текст замечу только, что все герои и в частности принцы – не обязательно новые люди и далеко не всегда даже один человек. Это – новый образ видения я бы сказала, это кто-то, коговы вы только что встретили или кто-то, с кем прожили вместе 50 лет – дело не в реальном человеке рядом – а в том, как и с какой высоты Рапунцель видет реальность.

О зависимостях... Бахом навеяло

На определенном этапе развития дети делят мир на черное и белое. Хорошее и плохое, доброе и злое. Мама – по определению – всегда хорошая, это аксиома, это не обсуждается. Значит, если что-то не так – то плохой я. Если я плохой меня лишают главного: любви, принятия, заботы. Собственно – права на существование. Поскольку я еще мало представления имею о мире – самый безопасный способ быть хорошим – быть как мама. И тут мы считываем «родительский код» - но даже не сам код, а наше его восприятие.

Сейчас очень много работы с зависимостями. Некоторые вопросы всплывают похожие. Вообще о зависимостях тонны всякого написано – одна из самых избитых тем, где мало что можно еще нового добавить, но и работать с ними невероятно трудно именно потому, что это уже в биосе намертво записано и не оспаривается.

Мне очень нравится формулировка – чтобы перестать быть зависимым – надо полюбить и принять себя таким, как есть. Только два вопроса – во-первых – как зависимый человек может полюбить себя сам, если он умеет любить только через кого-то? И иначе не представляет? Это как больному с катетером сказать – давайте-ка, батенька, теперь сами. И во-вторых – если человек (хорошо, что это не возможно – но вдруг если?) полюбит себя как есть, с зависимостями – то чего ему менять то? Все хорошо, страдаем дальше!

Но работа с зависимостями – очень энергоемкая и глубокая. Понятно же, что тут не несчастную любовь надо лечить, не азарт и не пристрастие к таблеточкам. Это исправление довольно серьезного дефекта личности, причем корни его все от туда же – от маловспоминаемого детства. И основы серьезные – речь о выживании... Не хрен с бугра скинуть. И вот тут есть один хитрый вопрос, который хитрые терапевты обычно не задают, но он важен, поскольку определяет все направленние и целесообразность дальнейшей работы.

Вам таки шашечки или действительно ехать? Киньте камень в того, кто кричит – надо все менять, человек должен быть свободным и независимым! Не должен он никому ничего. Уж этого то точно. Но человек обладает свободой выбора. И в данном случае это проявляется в его решении просто угнездиться поудобнее в своем образе жизни или таки да – все на хрен изменить. И нет правильного ответа, и не стыдно не рваться в космонавты, и вовсе не значит, что если человек приходит к терапевту он настроен идти до победного.

Кстати говоря, чаще всего как раз наоборот – он хочет просто чтобы «поменьше болело». Но это вовсе не значит, что однажды он не захочет «резать к чертовой матери!». А может, и не захочет – его право...

О чем это я? О зависимостях. Так вот. Как говорил мой бесконечно обожаемый Виктор Франкл – «человеку не нужно счастье – ему нужен смысл». И вот попимо прочих плюсов, зависимости и его обеспечивают. Причем что в зависимостях хорошо – ничего делать не надо, риска нет – нет реальности, до которой и так то мало кому есть дело, а уж в зависимом состоянии...

Так что... главное – в борьбе за независимость не впадать в зависимость от этой самой борьбы )

Хотя нет – есть еще более главное ) Если с вами что-то происходит – значит, вам это зачем-то нужно. И уж если вы страдаете от неразделенной любви – так наслаждайтесь этим! Особенно если приняли решение бороться с зависимостями – следующего шанса может не представиться.

Еще пара слов о зависимостях. Почему мы так привязываемся к человеку, зачастую понимая, что он совсем не то, что нам нужно?

Западая в отношения мы отдаем человеку некоторое количество (в зависимости от тяжести нашего случая) власти над собой. Своих частей. Помните, как в детстве мы не знали, хорошо слепили куличик или так себе – и окликали маму – мам, посмотри, какой куличик! А мама отвечала как в Домовенке Кузе – «Умничка дочка, отличный куличик!» И мы знали, сто куличик отличный, а мы умнички. И теперь мы наших подруг-шефов-любимых так окликаем – посмотри, какое я сокровище! – Да, отвечают они – ты настоящее сокровище!

Знаете, это как диафильм. Свет – он внутри нас. Просто чистый яркий свет. На социальной границе – пленка диафильма с определенными параметрами и оценками. Другие рядом – это экраны, отражающие нам обратно нашу красоту, ум, любовь к себе и просто разрешение быть. Только экраны не белые и отражают кривовато – как умеют... Вернее – как мы видим. А когда они уходят – они мало того, что отражать перестают – так мы еще и полагаем, что они эти отражения с собой задирают, оставляя нас ни с чем. Плохими. Недостойными. Опять ошибшимися...

И мы цепляемся в них. И проецируем, постоянно проецируем, постоянно требуем подтерждений и убеждений – а ты меня не бросишь? А тебе правда со мной хорошо? А докажи, что ты меня любишь! Тебе нравится мое платье? Почему ты не хочешь идти со мной в кино!

Я совсем недавно поняла, где ошибка. Мы пытаемся работать с отражениями – возвращать себе отражения, брать на себя ответственность за них – я слепила прекрасный куличик, я достойна любви, и никто мне не указ! И именно по этому не работает... Потому что та пленка, сквозь которую идет свет и которая нас как бы определяет – это тоже еще не мы. Мы – это тот самый абсолютно безый свет. Без условий. Без подтверждений, сравнений, заслуживания...

Мы – есть, и этого уже достаточно. И как бы мы себя не оценивали – а судьи кто – это всегда тоже не правда и зависимость. Свобода и искренность – в том, чтобы принимать и любить себя за просто так. Как принимает и любит нас Б-г, если хотите...

О пользе работы с проекциями

Разговариала сегодня с одной прекрасной мадам и натолкнулась на занятный ход. В двух словах – с ее разрешения.

У нее сейчас «не ее полоса» - очень серьезные проблемы на работе (понятно, что не навсегда и закончатся уже в обозримом будущем, но от этого сейчас не легче) так еще и угораздило влюбиться в коллегу до потери сознательности, а он вроде заинтересованность проявляет и взаимность показывает, но женщина сильно переживает. Так сильно, - так важны ей эти отношения, - что и на рабочих проблемах сосредоточиться не может и там все так самотеком капает. Так вот, про любоффф )

Collapse )

Кстати, о конфликтах разновозрастных внутренних детей.

Установка раз. Малышу требуется забота для физического выживания. О нем заботятся, - его принимают, любят, ценят и так далее. «Забота других обо мне» связывается в сознание с принятием и любовью. И если на этом этапе происходит сбой (пусть та же травма) – то дальше он по жизни будет искать того, кто о нем позаботиться (в большинстве случаев еще и сам догадается) – через это понимая принятие и любовь. Обо мне заботятся – меня любят.

Установка два. Подрос малыш, и родители говорят – теперь, дружок, давай ка ты заботься – получай хорошие оценки, подстраивайся под требования и настроение учителей, заботься о настроении и престиже родителей и так далее. «Забота меня о других» теперь становится требованием для получения принятия и любви. «Если ты о нас не заботишься (не удобен, капризен, позоришь перед соседями и так далее) – ты плохой, мы тебя не любим.» Я забочусь о других (не причиняю другим неудобств) – меня любят.


И вот взрослая женщина (например, раз уж о женщинах раньше говорили – но для мужчин нужное подставить) тащит тяжелые сумки, подходит этакий воспитанный красавец и говорит – «Позвольте вам помочь?»

Collapse )

"Она идет по жизни смеясь..."

Зашел тут разговор о том, всегда ли мы обязательно тащим в новые отношения старый опыт и можно ли этого избежать. Наравне с прочим пришла мысль, что самое простое – «развидеть» этот старый опыт, отдать кесарю – кесарево, слесарю – слесарево и вперед к новой жизни.

Ну, например. Один из вариантов «холодной» женщины, которая с одной стороны «виснет на шее», с другой показывает свою независимость и в итоге ни в одних отношениях не удерживается. Схематично.

Collapse )